Выпуск №1 (2016)

«Хмелита» —  смоленская «усадьба-феникс»

Усадьба «Хмелита» — редкий памятник каменного зодчества середины XVIII века, так называемого елизаветинского барокко. Здесь прошли детство и юность знаменитого писателя А.С. Грибоедова, 220-летие которого мы отмечаем в этом году. Это древнейшая из сохранившихся усадеб смоленской земли, которая, как отмечалось многими, была роскошнее, уютнее, аристократичнее других комплексов.

«Хмелита» в каком-то смысле повторила судьбу Смоленщины, многократно горевшей от нашествия завоевателей, и действительно «восстала из пепла» подобно легендарной птице феникс благодаря самоотверженности реставраторов П.Д. Барановского и В.Е. Кулакова.

История «господского каменного дома
о двух этажах с четырьмя флигелями»

Дворцово-парковый ансамбль в Хмелите был основан в самом центре одного из древнейших сел, расположенных на территории современного Вяземского района Смоленской области, примерно в 30 км к северу от Вязьмы. Предположительно, название села произошло от речки Хмелитки, а ее, в свою очередь, — от росшего по берегам хмеля. Основал усадьбу бригадир Федор Алексеевич Грибоедов, дед знаменитого писателя, представитель смоленской ветви известной в то время семьи Грибоедовых, еще с XVI века владевшей «потомственными землями» в Вяземском уезде. Именно Ф.А. Грибоедов в период с 60-х по 80-е гг. XVIII века развернул масштабное строительство сохранившегося до наших дней архитектурного ансамбля. Отметим, что в детские и юношеские годы, во время учебы в Московском университете будущий писатель неоднократно бывал в «Хмелитах», проводя здесь летние месяцы. По общепринятому мнению, его дядя выступил прототипом Фамусова в комедии «Горе от ума», а многие персонажи и нравы того времени были взяты им для сюжета и сцен комедии из смоленской усадебной жизни.

Архитектор усадьбы остался неизвестен, но, судя по архитектурным решениям, им был талантливый мастер, предположительно, один из учеников Растрелли. Говоря о стиле, архитекторы называют «Хмелиту» одной из самых ранних усадеб Смоленского края, «когда каменное гражданское строительство за пределами Петербурга велось в чрезвычайно ограниченных размерах, а сохранившиеся от этого периода памятники исчисляются буквально единицами»1. Как отмечают исследователи, возведение построек самого разного назначения было одним из любимых занятий смоленских помещиков: неслучайно в разное время в смоленских усадьбах работали знаменитые архитекторы и скульпторы, среди которых М. Казаков, Жилярди, Ф. Шубин.

Согласно Плану генерального межевания, усадьба в первоначальном виде состояла из «господского каменного дома о двух этажах с четырьмя флигелями». Композиционным центром дворцово-паркового ансамбля в Хмелите был большой барский дом дворцового типа, выстроенный в архитектурных формах елизаветинского барокко. С его восточной стороны в центре фасада располагалась парадная овальная лестница, ведущая на второй этаж. На верхнюю площадку выходила дверь большого парадного зала, который был перекрыт зеркальным сводом с декоративной росписью2.

Знатоки архитектуры отмечают богатство стиля барокко главного дома Хмелиты: здесь и выступающие ризалиты с лучковыми и треугольными фронтонами над сильно раскрепованным антаблементом; трехчетвертные колонны, вознесенные на высокие постаменты и на уровень второго этажа на центральном ризалите; аппликативное декоративное убранство; необычайно оригинальные парные лестницы паркового фасада, широкими полукружиями ведущие на балкон дворца. Причудливое очертание оконных наличников, колонны и другие белые элементы декора на общем голубом фоне придавали особую привлекательность и живописность3.

Внешнему великолепию соответствовало богатство интерьеров главного усадебного дома, украшенных богатыми лепными карнизами, с облицованными цветным мрамором стенами. Печи были отделаны красочными поливными изразцами XVIII века с растительным орнаментом. Планировка внутренних помещений дома сделана по традиционному принципу анфиладного размещения парадных помещений и жилых покоев, которых всего в доме было около 50. Здесь имелись библиотека, картинная галерея, по предположению В.Е. Кулакова, был и театр для домашних любительских спектаклей, которые устраивались в усадьбе во времена А.Ф. Грибоедова — дяди поэта.

Согласно семейному преданию, писатель занимал комнату в главном усадебном доме: слуга А.Ф. Грибоедова позже утверждал, что юный Грибоедов «всегда, когда приезжал, жил в южной угловой комнате на втором этаже. Часто его видывал, он из окна глядел да всем проходящим махал, чудак он был»4.

Четыре двухэтажных флигеля композиционно закрепляли по углам пространство парадного двора — курдонера, расположенного перед главным западным фасадом. В центре двора был устроен традиционный круг для разъезда экипажей.

С востока к усадебному дому примыкал регулярный парк «с глухими и открытыми аллеями», в котором размещались «два копаных пруда с саженной рыбою», а также «хорошие цветники с каменными статуями»5. Прямые липовые аллеи парка образовывали внешний квадрат, в который углами был вписан квадрат внутренний. Квадраты пересекались диагональными аллеями, сходившимися в центре парка. Центральная аллея выходила с одной стороны к парадной лестнице господского дома, с другой — к прудам в конце регулярного парка. Подходы к прудам были украшены небольшими террасными уступами и горками — «парнасами», на которых во времена Грибоедова были установлены мраморные скульптуры6.

В восточной части регулярный парк переходил в пейзажный парк (его еще называли английским), включавший в себя естественную природу с тропинками, кустарником и лужайками. Систему регулярного и пейзажного парков дополняли наиболее эффектные видовые точки на окрестные пейзажи7. «Иррегулярный» парк начинался сразу за прудами, окружал усадьбу с севера на запад и был больше регулярного. В нем варьировались различные растительные композиции, соединялись различные породы деревьев, и до наших дней сохранились «экзоты»: огромный ясень верховой, лиственницы, барбарис редкой породы. Оранжереи в то время были обязательной частью всех без исключения смоленских усадеб, и в «Хмелите» была выстроена огромная оранжерея, соединявшая между собой два усадебных флигеля в южной части поместья8.

Со стороны западного фасада располагались террасы партера, а за ними открывались великолепные перспективы долины реки Вязьмы9. Окрестности раскрывались перед зрителем постепенно, в соответствии с канонами времени: открытые пространства чередовались с уединенными, затененными местами, гротами и беседками.

Дополняли панораму комплекса три храма: построенная в одном стиле с усадьбой церковь Казанской иконы Божией матери (освящена в 1759 г.), которая была семейным и приходским храмом и «хранительницей памяти рода»: в приделе Иоанна Крестителя был устроен фамильный некрополь Грибоедовых, а среди икон и церковной утвари хранились семейные реликвии, в том числе дары семьи храму10. Кроме того, до 1836 года в Хмелите просуществовал старинный деревянный Успенский храм. В 1794 г. была отстроена еще одна церковь — каменный однопрестольный храм в виде ротонды, с окружающей ее колоннадой и стоящей рядом двухъярусной колокольней в честь Алексея человека Божия, ныне также не существующая11.

В южной части усадебной территории сохранились каменные здания служб. Как отмечают исследователи, Хмелитская усадьба в XVIII веке была крупным помещичьим хозяйством, и в документах упоминаются при усадьбе конный завод с манежем, а также значительное число мастеровых людей различных специальностей: кузнецы, слесари, столяры, ткачи, живописцы, золотари, ружейники, каменщики и т.д.

В архитектурных зарисовках, сделанных позднее писателем Грибоедовым в своих дневниках, было отмечено множество оригинальных приспособлений и деталей в проектировании и оформлении архитектурных сооружений. Александр Сергеевич сам обследовал и обмерил ряд памятников в Крыму и на Кавказе, профессионально описывал многие тонкости строительства.

В первой четверти XIX века усадьба «Хмелита» претерпела ряд существенных изменений: между главным домом и юго-восточным флигелем была выстроена закрытая галерея, внешний облик усадебного дома также был изменен: в это время была сбита большая часть его старого архитектурного декора и заново оштукатурены фасады, к центральной части западного фасада был пристроен громоздкий четырехколонный портик, само здание получило новое завершение в виде круглого бельведера и приобрело ампирные черты. Уже в начале XX в. галерея и сохранившийся первый этаж юго-восточного флигеля были надстроены вторым этажом12.

«Целый город елизаветинского барокко!»

Самый серьезный ущерб архитектурному комплексу был нанесен уже в советское время: снесены до основания два храма, разобраны флигели, обезличена Казанская церковь, уничтожена часть построек хозяйственного назначения.

Во время оккупации в главном доме и флигелях жили немецкие офицеры и солдаты, которые в марте 1943 г. во время отступления взорвали Казанскую церковь, колокольня которой была восстановлена только в 2005 г. и освящена 19 декабря, в день Святителя и Чудотворца Николая, в один из престольных праздников села Хмелиты. До основания были разрушены вторая хмелитская церковь — в честь святого Алексия человека Божия и церковная сторожка. Особенно большой урон зданию главного дома причинил пожар 1954 г., когда в нем размещались колхозная контора и склад, после чего дом уже стоял без крыши и постепенно разрушался.

В 1967 г. знаменитый архитектор-реставратор П.Д. Барановский13 проводил реставрационные работы в Болдинском монастыре под Дорогобужем и вместе со своим учеником В.Е. Кулаковым посетил Хмелиту. Вот как описывает Виктор Евгеньевич этот поворотный в судьбе усадьбы момент 11 ноября 1967 г.: «Уже стало рассветать. Достаточно все хорошо видно. Прибегаю и говорю: «Петр Дмитриевич, это целый город, елизаветинское барокко!» Откуда я это знал все, я год только отработал в мастерской. Обошли мы все вокруг дома. Он говорит: «Сделайте нам лестницу». И показал точно то место, где единственный наличник сохранился подлинный. Все было срублено. Потом Петр Дмитриевич сделал <...> зарисовку этого наличника. Такой нюх был у человека, что он сразу все понял»14. Так в ходе обследования усадьбы реставраторы выявили несколько подлинных фрагментов, определяющих усадьбу как памятник русского елизаветинского барокко15.

После этой поездки по инициативе П.Д. Барановского начались реставрационные работы. При исследовании хмелитского усадебного дома в 1969-1971 гг. под позднейшими наслоениями были вскрыты следы всех основных элементов его первоначального архитектурного облика, что позволило вернуть главному дому первоначальный «барочный вид».

В.Е. Кулаков рассказывает: «Территория усадьбы принадлежала тогда совхозу «Хмелитский» и использовалась без соблюдения требований по сохранности памятника. Мне, как ведущему архитектору проекта реставрации, приходилось частенько вести борьбу с местными административными органами: вели строительство на территории усадьбы, не согласуя эти действия с Обществом охраны памятников».

Проект реставрации усадьбы, разработанный Всероссийской специальной научно-реставрационной производственной мастерской, предусматривал восстановление грибоедовской усадьбы в ее первоначальном облике на середину XVIII века. Автор проекта В.Е. Кулаков подчеркивает: «Все архитектурные формы дворца, декор его фасадов восстанавливались по сохранившимся фрагментам. Фронтоны главного дома, детали овальной парковой лестницы воспроизводились по аналогии. Первоначальная покраска фасадов в бело-бирюзовый тон с охристыми деталями документировалась отдельными сохранившимися фрагментами. В интерьере восстанавливались внутренние лестницы, своды, карнизы, производилась покраска стен в помещениях. Поздние надстройки над флигелем и галереей были разобраны, здания восстановлены в первоначальных размерах. Параллельно тщательно изучалась обработка фасадов сохранившихся служебных построек, выполненных в том же стиле, что и ансамбль главного дома».

Сейчас в Хмелите отреставрированы почти все усадебные строения, благоустраивается территория регулярного и пейзажного парка, открыты музейные филиалы, оборудовано помещение для фондохранилища, и своих первых посетителей принял выставочный зал. Окончание реставрационных работ дворцово-паркового ансамбля «Хмелиты» должно завершить возрождение этого уникального памятника. Окончание реставрации юго-западного и юго-восточного флигелей дало возможность полностью восстановить замкнутое пространство парадного двора и начать его благоустройство в соответствии с историческими аналогиями. Постепенно благоустраивается территория хмелитских парков.

А.С. Грибоедов: жизнь, творчество, эпоха, судьба

Важно отметить, что первые попытки увековечения памяти А.С. Грибоедова в смоленском крае и создания, по выражению А.А. Филипповой, «протомузейной структуры» были сделаны последними владельцами бывшей грибоедовской резиденции, семьей дворян Гейден-Волковых, владевших усадьбой с 1892 по 1917 гг. С помощью родословных они установили даже свои дальние родственные связи с Грибоедовыми, выяснили дату начала строительства главного дома, возвращали распроданные ранее элементы интерьера, картин и мебели. Вновь собранные вещи из бывшего имения Грибоедовых и комната, в которой останавливался юный Александр Грибоедов, всегда показывались гостям усадьбы как основная достопримечательность дома. Память о великом писателе передалась младшему поколению Волковых, которые после революции оказались разбросанными по свету, а их хмелитское имение, так же как и другие усадьбы России, национализировали.

В советское время, после длительного периода нецелевого использования и разрушения комплекса, в 1970 году усадьба была поставлена на государственную охрану как редкий памятник елизаветинского барокко. В.Е. Кулаков рассказывает: «Одновременно с восстановительными работами в усадьбе «Хмелита» меня занимала мысль о создании музея, который выполнял бы сразу несколько задач: стал мемориальным памятником А.С. Грибоедову; сохранял выдающееся архитектурное наследие; работал над изучением и представлением материалов, связанных с «золотым веком» русской усадьбы». Благодаря активной деятельности группы энтузиастов во главе с Кулаковым и при поддержке многих выдающихся деятелей культуры в течение последних 40 лет «Хмелита» медленно возрождалась для новой, теперь уже музейной жизни.

Единственный в России музей великого русского писателя, музыканта и дипломата А.С. Грибоедова начал формироваться с 1987 г.: сначала как филиал Смоленского областного музея-заповедника, затем как самостоятельный музей-усадьба. В 1990 г. Постановлением Совета Министров РСФСР № 356 на базе музея-усадьбы был создан Государственный историко-культурный и природный музей — заповедник А.С. Грибоедова «Хмелита».

В состав заповедника вошли многие мемориальные и историко-архитектурные памятники — Хмелита, Григорьевское, Богородицкое, Никольское (Никольский сад) и др., связанные с именем великого драматурга и других выдающихся деятелей истории и культуры; археологические памятники — городища, селища, курганные могильники; природные — Семеновское и Трасливское болота, важные для поддержания экологического баланса в бассейнах рек Днепра и Волги; географические — самая высокая точка Смоленской области (319 метров над уровнем моря) и т.д. Общая площадь заповедника составляет 24 633 га.

15 января 1995 года к 200-летию со дня рождения А.С. Грибоедова открыли первую в России и даже в мире историко-мемориальную экспозицию «Грибоедов и его время». Среди наиболее ценных экспонатов — рабочий стол Грибоедова, рукописный список комедии «Горе от ума» 1820-х годов, первое издание комедии и прижизненные издания других произведений Грибоедова, его портреты, книги. Как отмечает заместитель директора музея-заповедника «Хмелита» А.А. Филиппова, «основным направлением музея-заповедника со дня его основания является изучение жизни и творчества А.С. Грибоедова, его смоленского окружения и смоленских связей… По терминологии, принятой в современной культурной географии, грибоедовская Хмелита по праву может называться местом «элитогенеза» — местом, «связанным с рождением и воспитанием величайшего деятеля национальной культуры».

С 2008 года в отреставрированных анфиладах второго этажа главного усадебного дома открыта экспозиция «В гостях у А.С. Грибоедова и героев его комедии «Горе от ума», посвященная пребыванию юного Александра Грибоедова в Хмелите, роли смоленского культурного гнезда в становлении его творческой биографии и прототипам — «портретам» комедии «Горе от ума».

В парадном зале проводил свои заседания вновь созданный в Москве Английский клуб, полонезом открывали свой танцевальный вечер в Хмелите члены культурно-исторического общества «Русский бал». Дворец и территория усадьбы неоднократно превращались в съемочную площадку для научно-образовательных, развлекательных, документальных программ и научно-популярных фильмов, в том числе о главном герое музея — Александре Грибоедове. Ежегодно в Хмелите проходит Всероссийский Грибоедовский праздник, собирающий тысячи поклонников творчества великого классика русской литературы.

В Год литературы в России и в год 220-летия со дня рождения великого русского писателя А.С. Грибоедова дирекция музея-заповедника «Хмелита» создает масштабную монографическую историко-литературную экспозицию «А.С. Грибоедов: Личность. Творчество. Эпоха. Судьба» в семи залах первого этажа мемориального дома-дворца.

Научная концепция экспозиции (авторы В.Е. Кулаков, А.А. Филиппова) направлена на музеефикацию всего усадебного комплекса (от интерьеров и экспозиций в зданиях (в том числе виртуальных) до сохранения культурного ландшафта и создания экспозиций под открытым небом). Проект предусматривает экспозиционное освоение интерьеров и ландшафтов, которые «помнят» самого Грибоедова и уже по этой причине имеют значительную мемориальную ценность. И после осмотра всех залов, в которых последовательно будет раскрываться дух времени, особенности быта, обстоятельства жизни, творчества и гибели великого драматурга, можно с уверенностью будет сказать о Грибоедове: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской…»

Редакция выражает благодарность руководству заповедника «Хмелита» и лично А.А. Филипповой и В.Е. Кулакову за предоставленные материалы и помощь в подготовке статьи.

Николай СТУДЕНИКИН
доцент МГИМО (У) МИД РФ, к.п.н.

Источники:

1. Кулаков В.Е., Максимов А.А. «Хмелиты» — родовая усадьба Грибоедовых. // Журнал «История СССР» № 4. 1971. С. 192-195.
2. Там же. С. 192-195.
3. Там же. С. 192-195.
4. Архив музея-заповедника «Хмелита». ГМЗХ КП-1770.
5. ЦГАДА, ф. 1355. Экономические примечания к Вяземскому уезду Смоленской губернии, ед. хр. 1454, лл. 306, 306 об.
6. Филиппова А.А. А.С. Грибоедов и русская усадьба. Хмелитский сборник. Вып. 13. — Смоленск: 2011. С. 31-37.
7. Кулаков В.Е., Максимов А.А. «Хмелиты» — родовая усадьба Грибоедовых. // Журнал «История СССР» № 4. 1971. С. 192-195.
8. Филиппова А.А. А.С. Грибоедов и русская усадьба. Хмелитский сборник. Вып. 13. — Смоленск: 2011. С. 39-46.
9. Там же.

10. Летопись села Хмелиты. // ИРЛИ (Пушкинский дом), кол. Н.К. Пиксанова.
11. Там же.
12. Кулаков В.Е., Максимов А.А. «Хмелиты» — родовая усадьба Грибоедовых. // Журнал «История СССР» № 4. 1971. С. 192-195.
13. Знаменитый архитектор, реставратор П. Д. Барановский (1892-1984) — уроженец с. Шуйского Вяземского уезда Смоленской губернии, и, как известно, он особенно любил смоленские памятники. См. А.А. Филиппова. Из истории села Шуйское. // Память о Мастере. Материалы научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения П.Д. Барановского. Хмелитский сборник. Вып. 15. — Вязьма: 2014. С. 115-120.
14. Выступление В.Е. Кулакова на конференции. // Память о Мастере. Материалы научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения П.Д. Барановского. Хмелитский сборник. Вып. 15. — Вязьма: 2014. С. 14-16.

15. Там же.


Оставьте свой комментарий:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Виньетка

Если Вы желаете опубликовать статью, материалы исследовательских работ, поделиться опытом или высказать свое мнение по вопросам, касающимся сохранения и использования памятников истории и культуры, высылайте информацию в редакцию журнала: red@ohrangos.ru